Давным — давно это было


Давным-давно это было

 

Однажды Солнце, накатавшись вдоволь по небу, устало вытирая платком золотой лоб, пробормотало:

— Уф! Ну и жара! Пить хочется!

Глянуло оно на землю — а там моря-океаны плещутся, реки играют, ручьи звенят. Попыталось Солнце дотянуться до воды, но не тут-то было.

— Пить хочу! — рассердилось Солнце.

— Пить-пить! Пить-пить! — зашумели в лесах проснувшиеся птицы. – Скорее напьёмся, а то Солнце нам ничего не оставит.

— Ш-ш-ш! — зашептали деревья. — Надо спрятать в тень реки и ручьи, а то эта небесная печка не оставит на всей земле ни капли воды.

— Пить хочу! — третий раз крикнуло Солнце.

— Может, вам ещё чайку подать? — проворчал спросонья Ветер. Он был ужасно лохматый и невыспавшийся. Вылез из горного ущелья, в котором ночевал, потянулся, зевнул и сказал:

— Так тебе, светилушко, пить хочется? Сейчас мы это устроим. Ты грей посильнее моря да океаны, вода в них вскоре и превратится в водяной пар, а легкий теплый воздух, поднимаясь с земли, захватит его с собой в небо. Ну, и я, конечно, тебе помогу. Как наготовим мы с тобой из пара туч да облаков, я соберу их вместе, поднатужусь, дуну изо всех сил и пригоню к тебе.

Взялось Солнце за дело, стало греть-сушить моря и океаны, поплыли по небу невидимые капельки. Невидимые потому, что были они совсем крошечными — в обыкновенной капле их поместилось бы миллионы. И поднималось этих капелек больше, чем песчинок в пустыне.

Всё выше и выше поднимались они, всё холоднее и холоднее им становилось. Ведь на большой высоте всегда очень холодно. А вспомните, когда зимой в морозный день ребята бегут по двору — пар изо рта так клубами и валит! Это потому, что в тёплом воздухе, который мы выдыхаем, много влаги. На холоде мельчайшие невидимые частички воды соединяются, сливаются друг с другом, растут и становятся видимым паром.

Так случилось и с капельками, которые с земли на небо уплыли. Высоко- высоко поднялись они и превратились в пар-туман. Над лесами, над полями заклубились огромные облака.

Долго бились Ветер и Солнце, стараясь поднять белоснежные облака ещё выше. Солнце жарило и парило вовсю. Ветер тоже так старался, что по всей земле пошла пыль столбом.

А бесчисленным капелькам только того и надо. Встретится в небе пылинка, поднятая Ветром, они скок на нее — и поехали! Уцепится одна капля за пылинку, другая кричит;

«Подвинься! Я тоже хочу прокатиться!» Слились маленькие капли в одну большую, вырвалась она из облаков — и на землю. А рядом миллионы точно таких же. Хлынул дождь.

Рассердилось Солнце.

— Как же так? — говорит оно Ветру. — Я работало-работало, а что получилось? Нет, видно, так у нас ничего не выйдет.

А Ветру очень понравилось гонять облака по небу да лепить из туч всякую всячину.

Почесал он в затылке и говорит:

— Терпение, ваше солнечное сиятельство. Этот раз не вышло — другой раз получится. Начнем сначала. Только грей теперь леса. Леса сырые, в зелёных листьях всегда много влаги, да и находятся листья высоко над землей, к тебе поближе. Высушишь листья и напьёшься.

Снова взялось Солнце за работу. Изо всех сил лес греет. Горячо листьям, засохли бы они, да, спасибо, корни выручают: высасывают воду из-под земли и шлют её листьям. А листья эту влагу щедро отдают Солнцу. Как Солнце ни греет лист, а нагреть не может: капельки, улетая, все время охлаждают лист, забирая с собой немножечко тепла. Миллионы листьев в лесу, и каждый отдаёт немного влаги. Вот и опять поплыли к небу невидимые потоки, выросли из них пушистые облака. А Ветер подхватил их, понастроил из облаков башни и дворцы, понаделал зверей и птиц и очень был доволен. Но опять пошел дождь и всё испортил.

Совсем рассердилось солнце, стало звать Ветер.

— Где ты, — кричит, Надувало?!

Ветер как услыхал — шмыг — и спрятался под пушистые облачные перины. Искало его Солнце, искало, нигде нет. Наконец опустилось к самому горизонту, заглянуло под облака. Ба! Вот он где, голубчик! Хотело Солнце сказать ветру всё, что оно о нём думает, да не успело — закатилось.<

С тех пор так и повелось: поднимается Солнце — пить-то ему хочется — и ну землю греть, воду к небу поднимать: а вдруг, мол, получится, вдруг удастся напиться!

Ветер тут как тут. «Грей, — кричит. — Да пожарче!»

Но к вечеру Ветер в страхе стихает и прячется. Солнце заглядывает под облака, ищет обманщика, сердится, краснеет, хочет крикнуть, да не может — горло совсем пересохло, и со злости закатывается.

 А. Дитрих, Г. Юрмин, Р. Кошурникова «ПОЧЕМУЧКА», Москва «Педагогика» 1990 г.